Информация

Подробнее...

Притчи о дружбе (сказки)

Информация

Подробнее...

Формы примирения русского народа

Информация

Подробнее...

Тема примирения в фольклоре и литературе

ТЕМА ПРИМИРЕНИЯ В ФОЛЬКЛОРЕ И ЛИТЕРАТУРЕ

Примирение исторически всегда выступало противоположностью либо силового, либо правового, судебного (либо иного волевого авторитетного, общеобязательного) решения, определяющего меру юридической ответственности. При условии компромиссного удовлетворения сторон без вынесения решения о юридической ответственности оно являлось одним из гуманнейших способов окончания споров и конфликтов в человеческом обществе. В толковых и энциклопедических словарях примирение определяется как мир, согласие после войны и вражды. Существует множество литературных источников, повествующих о перемирии и заключении мира в связи с окончанием войн, о примирении дуэлянтов, членов семьи, романтических влюбленных и иных случаях примирения. Об этом свидетельствуют и древние предания, пословицы, поговорки, крылатые выражения, сказки, сказания, легенды, мифы, литературные (разных эпох, видов и жанров) произведения и памятники культуры и права Древнего Востока, Античности, Средневековья и более поздних цивилизационных эпох и типов. О примирении говорится и в Священных писаниях и других религиозных источниках. Так, например, Павел в Послании 2 Коринфянам (5:18–19) говорит о примирении как о сердце Евангелия: ≪Все же от Бога, Иисусом Христом примирившего нас с собою и давшего нам служение примирения, потому что Бог во Христе примирил с Собою Мир, не вменяя людям преступлений их, и дал нам слово примирения≫. Всеобщему примирению православных посвящен и религиозный праздник Прощеное воскресенье. В данном случае для анализа были избраны, прежде всего, сказки народов мира, а не научные (юридические и пр.) и литературно-художественные произведения; в последних названной теме было уделено немало внимания, особенно в настоящее время в связи с легализацией медиации. Однако практическое применение примирительных процедур, в частности при внесудебных, досудебных и судебных формах (стадиях) разрешения споров и конфликтов встречает разнообразные сложности психологического, нравственного, ментального и т. п., а не только профессионально-юридического характера. Учитывать и преодолевать их могут помочь примеры из истории юридического быта, юридической практики народов, почерпнуть которые можно и из фольклорных источников. Интересно, что сказания О судах, сложившиеся у народов Древнего Китая, впоследствии легли в основу нового типа прозы и литературного жанра – судебного рассказа и судебного романа. Богатейший материал о юридическом быте как своеобразном источнике для фольклорных произведений представлен в сказках, посвященных судебным историям, в том числе и примирительному способу разрешения юридически значимых споров и конфликтов. В них сторонами, судьями или квазисудьями и другими участниками процесса могут выступать различные персонажи: вымышленные и реалистичные, животные, люди, божества. При этом решения, как правило, основываются на принципе справедливости, но иногда окончание спора или конфликта.

 В то же время примирительная процедура, как в функциональном, так и институциональном, а также содержательном аспектах выбирается в соответствии и отражает нравы, традиции, юридический быт и опыт, менталитет народа – автора фольклорного произведения. Вместе с тем и сами произведения, и сентенции, содержащиеся в них, оказывают морализующее, воспитательное воздействие на адресата, слушающего или читающего, прививая ему правовое мышление, сознание и понимание. Смысл сказок обычно таков: между двумя или более персонажами возникает юридически значимый конфликт или спор, предметы которого различны. Судья как третье лицо его разрешает в примирительном порядке на основе компромисса, решение выглядит справедливым или несправедливым, судья мудрым или глупым. Персонажи различаются по виновности в содеянном, справедливости и законности деяний, своими человеческими качествами, определяющими мотивы и причины деяний.

В подобных сказках, рассказах, легендах при всем разнообразии исходных ситуаций, как правило, сообщается о судье, то есть третейском разрешении спора (конфликта). По внешней композиционной структуре чаще всего они включают пять элементов (стадий): 1) возникновение спора или конфликта; 2) обращение (вызов) в суд; 3) судебное разбирательство; 4) вынесение приговора, компромиссного решения в целях примирения сторон; 5) реакция на приговор. Эти инвариантные структурные элементы соответствуют функциям лиц, участвующих в споре (конфликте) и его судебном разрешении, ≪обязательный набор≫ их строго определен в фольклорных произведениях: не менее двоих спорящих, или конфликтующих, судья, а иногда свидетель и советчик (может быть одним лицом), в современном фольклоре – адвокат. Судью избирает судьба (божество) или народ, или сами стороны, если это судья низшей инстанции. Высшие судьи – официальные должностные лица, правители. При этом не всегда вынесению решения предшествует следствие (как и в реальности, в древних и средневековых судах предварительное расследование, следственные и судебные действия совмещались в процессе – так называемый следственный, инквизиционный, или розыскной процесс). Решение выносится не всегда мотивированно, оно может основываться на догадке, внутреннем убеждении судьи или даже произвольно. Фольклор и в этом случае отражает реальную судебную практику, поскольку в судах разных времен и народов правилами судопроизводства не устанавливалась обязательная мотивировка решения. Так, в судах Древнего Египта, согласно источникам, решение объявлялось без мотивов.

Судья безмолвно прикладывал ко лбу той стороны, в чью пользу было решено дело, изображение истины, которое он носил на шее. В фольклорных произведениях о суде ярко отражается повседневная жизнь разных эпох и народов, их права, обычаи, моральные представления, психологические особенности, правосознание и правопонимание, характер деловых и дружеских взаимоотношений. В суд приходили с разными делами: с семейными, трудовыми, имущественными тяжбами и конфликтами, с заявлениями об обиде, оскорблении и т. д. И хотя басни, легенды, сказки, саги и прочие жанры фольклора отражают реальные события в образной, а иногда фантастической формах, они содержат, как видно, немало фактических сведений об организации правосудия вообще и способах примирения в частности. Причем анализ сказочного судопроизводства позволяет увидеть общее и особенное, характерное для него в юридическом быте разных народов, разных эпох. В частности, такой способ примирения (добровольного или принудительного) известен практически во всех правовых культурах. Фольклор содержит сентенции, впоследствии ставшие юридическими презумпциями, принципами права, или нравственные наставления, породившие пословицы и поговорки. Вместе с тем различие в обычаях, законах, нормах морали так велико, что принцип справедливости и законности, например, фактически содержательно выражается зачастую в полярных оценках. Причем разнообразие в соционормативном регулировании характеризует не только локальные цивилизованные общества, но присутствует и внутри этих обществ относительно отдельных социальных групп. Вместе с тем справедливость почиталась всеми народами как ценность. Ценностью выступает также ≪правда≫ (истина), однако в сказках встречаются случаи, когда признание ≪правоты или неправоты ведет не к поощрению или наказанию, а к компромиссу или к примирению.

История: традиции примирения

Зять, 73 года бывший слепым на один глаз, и тесть, бывший лысым, встречая вместе два заката подряд, невольно обидели друг друга, приглашая идти спать под предлогом того, что: 1) ≪Темень такая, что имей ты хоть четыре глаза, и то ничего не увидишь≫, и во втором случае: 2) ≪Пора спать. Луна сияет как лысина. Не вредно ли нам тут сидеть?≫ Через три дня тесть пожаловался на обиду шести старейшинам деревни. Они, признав обоюдное оскорбление, предложили помириться, закончив свою речь словами: ≪Тесть и зять, помиритесь. У тебя, тесть, нет сына. Зять – твой сын. Ты первый оскорбил его, он же только ответил тебе. Будьте друзьями. Выбросите из головы злые мысли, не надо ссориться друг с другом из-за пустяков. Подайте ром, выпьем. И закончим на этом. Тесть и зять выпили и стали, как прежде, друзьями≫ (Лоанда, 30, 36).

О другом не менее любопытном приеме судьи говорится в ахмарской сказке ≪Как поссорились гиена и павиан≫ (187, 22.22). Эти названные персонажи обратились к судье. Выслушав их взаимные обвинения, судья задумался: ≪Если я вынесу приговор не в пользу павиана, он за один день уничтожит все мои посевы и у меня пропадет весь урожай, если же я вынесу приговор не в пользу госпожи гиены, она за один день уничтожит весь мой скот≫. Поразмыслив, он решил направить спорящих к старейшинам, чтобы они их рассудили. Старейшины, поняв, из-за чего судья не стал сам разрешать спор и убоявшись последствий, вспомнили, что в деревне есть бедный старик, у которого нет ни скота, ни поля и которому нечего терять, а потому послали спорящих к бедняку как к мудрейшему старцу. Гиена и павиан направились к нему и рассказали о споре. Старик, отправив павиана посидеть в стороне, обратился к гиене: ≪Госпожа гиена, как же так? Как это ты, такая молодчина, пускаешься в спор с этакой облезлой обезьяной? Меня это удивляет и поражает! У тебя такой зычный голос! Ты такая сильная, что можешь одна унести лошадь или мула. Как ты можешь стоять рядом и разговаривать с этой мордой. Даже если он тебя обидит, не роняй своего достоинства, уступи и не ссорься, не затевай тяжбу. Лучше успокойся, помирись с ним≫. Гиена признала его правоту: ≪Когда мне не с кем говорить и я спускаюсь к нему в овраг побеседовать, ничего, кроме отвращения к нему, я не испытываю≫. По совету ≪мудреца≫ она решает уступить и помириться с павианом. В свою очередь, старик укорил и павиана: ≪Господин павиан, ты такой молодец и при всем народе пускаешься в спор с этим ничтожным пожирателем падали! Меня это очень удивляет. И тебе не стыдно? Ведь у тебя такой грозный вид, как у льва… ты похож на вельможу, ты страшен как воин… А сейчас ты дошел до того, что разговариваешь с этой прожорливой, питающейся падалью трусихой, и тебе не стыдно? …Ну ладно, что прошло, то прошло, а на будущее, если она даже обидит тебя, ты уступи и не ссорься с ней и не роняй своего достоинства!≫ ≪Конечно, – ответил павиан. –… Я уронил свое достоинство и я виноват. Пойду лучше уступлю и помирюсь!≫ А бедняк, собрав их вместе, спросил: ≪Ну, теперь помиритесь, как я вам сказал?≫ ≪Да≫, –ответили они и низко поклонились ему. На прощание ≪мудрец≫ сказал: ≪Ну идите по домам и больше чтоб не ссориться. Когда речь идет о защите справедливости, не следует думать о своей выгоде≫.

Особую находчивость продемонстрировал судья в нубийская сказке ≪Нубийский счет≫, которая повествует, как один нубиец попросил у другого в долг 1 пиастр. Кредитор выдал ему две монеты по 20 парасов, что равно 1 пиастру. Когда пришел срок, должник вернул 1 пиастр, но кредитор требовал 2 монеты по 20 парасов и не иначе. Кади (судья) долго бился с ним, пытался примирить, пока не уразумел в чем дело. Тогда он вышел из терпения, взял у должника 1 пиастр, а кредитору отдал 2 монеты по 20 парасов из своего кошелька. ≪Теперь ты доволен?≫ – спросил кади. –≪Слава аллаху! –воскликнул первый нубиец. – Наш кади – золотой человек, справедливый. А главное, умеет считать!≫

Учитывать нравы и религиозные нормы мусульман в случае поиска условий примирения вынужден был судья и в турецкой сказке ≪Ходжа разбирает тяжбу красавиц≫ (191. 25.120). Когда Ходжа был кази (судьей) в Сиврихисаре, к нему обратились две красавицы. Одна, заказчица, попросила другую сплести обыкновенную бечевку, а исполнительница стала плести ≪тонкую-претонкую≫, и женщина показала в качестве образца свои волосы, чем смутила кази. В ответ исполнительница, изображая гнев, отвечала, что уговор был о толщине бечевки с палец, а не кисти, и кокетливо показала кази эти части своего тела, приведя его тем самым в смущение. ≪Бедный Ходжа остановил ее и, оглядев обеих с ног до головы, сказал, улыбаясь: ≪Ну, девочки, столкуйтесь как-нибудь между собой. Ты, – продолжал он, обращаясь к ответчице, –немного толще пряди, только не натягивай так сильно, чтобы не надорвалось сердце вашего Ходжи, как это только что было≫. Красавицы засмеялись и ушли. В корейской сказке ≪Летающая лань≫ (193.161.146) рассказывается о том, как двое деревенских юношей поспорили о лани: один сказал, что лань прыгает, а другой –летает. Не договорившись между собой, пошли к судье, чтобы тот их рассудил. Судья спросил, когда они видели лань. Один сказал, что весной, а другой, что осенью, когда праздновали шестидесятилетие тестя и были веселы и хмельны. Судья сразу все понял, но предложил друзьям осмотреть место, чтобы узнать, как все было. Придя на опушку, они действительно увидели лань, которая быстро удалялась по склону холма, покрытого кустарником, как бы взлетая над ним (как это выглядело во втором рассказе). Чтобы не портить отношений со спорящими, умный судья сказал: ≪Вы оба правы. Весной лань прыгает, а осенью летает≫. Юноши были очень довольны таким решением, уплатили судебные издержки и разошлись добрыми друзьями. А в примечании автор говорит в назидание: ≪В трезвом виде видишь лань прыгающей, в хмельном – летающей≫.

 В другой поучительной корейской сказке ≪Странный чиновник≫ (186.164.456) изложена история об одном бывшем высоком чиновнике по имени Хван, который был известен тем, что никогда в своей практике не говорил ≪нет≫, а только ≪да≫. Лицо же его при этом оставалось бесстрастным, а выражение – безразличным. К нему обратились двое его слуг, которые не могли прийти к согласию по спорному вопросу, чтобы он их рассудил. Первый рассказал суть спора, и хозяин дал ответ: ≪Твои слова справедливы, Ты прав≫. Но потом пришел второй слуга и на свой рассказ о том же споре получил от хозяина ответ: ≪Твои слова справедливы. Ты прав≫. Когда жена хозяина, бывшая случайно при его ≪судействе≫, сказала ему, что не может быть, чтобы оба были правы и нужно выносить ясное решение, он и ей ответил: ≪Твои слова справедливы. Ты права≫. С тех пор пошла поговорка: ≪Ты судишь, как чиновник Хван≫. Однако поговорка связана с приговором, а не с сутью спора, о которой сказка умалчивает. Находчивость судьи демонстрирует японская сказка ≪Пусть подождет≫.

Один сват просватал пятнадцатилетнюю невесту за 35-летнего жениха, не сказав ее родителям, что тот стар. Родители, прознав, отказались выдавать дочь, сославшись на то, что жених стар. Сват обратился к судье. Судья вызвал обе стороны, выслушал и спросил у родителей девушки, по какой причине они отказываются. Те, сославшись на обман свата, сказали, что отдали бы ее, если бы жених был хотя бы только вдвое старше ее. Судья решил: пусть будет так, как вы хотите: подождите 5 лет и ваша дочь станет вдвое моложе жениха. Обе стороны с извинениями удалились, признав это решение мудрым.

Персидская сказка ≪Беру на себя две очереди≫ повествует о том, как некая красавица повела своего мужа к кадию (судье), жалуясь, что муж не справляется со своими обязанностями, а она не хочет губить свою молодость. Кадий – большой шутник –спросил у мужа, почему тот не удовлетворяет жену. Тот сказал, что старается как может, но не может более трех раз входить в этот святейший храм. Жена же упорствовала и говорила: ≪Если каждую ночь он не будет стучаться во врата этого серебряного дворца пять раз, то придется найти для этого дворца другого владельца≫. Муж на это не согласился. Тогда кадий вынес следующее решение: ≪Я осведомлен в делах судьбы, и мне придется отдать вам часть своего имущества, чтобы прекратить вашу тяжбу. Поэтому я беру на себя 2 очереди, чтобы округлить счет≫. Вышеприведенные сказки относятся к восточному фольклору, но подобные баллады, саги, легенды известны и западным народам, на их содержание влияют культурологические, антропологические, социологические, геополитические и прочие факторы, однако примирение и у этих народов выступает ценностной категорией.

Известно мнение о том, что примирение является лучшим моментом ссоры, а справедливость и иные сущностные начала права обеспечивают универсальные способы примирения. Нельзя не согласится с мнением Е.Н. Трубецкого, что ≪правовой порядок между прочим задается целью водворения мира между людьми≫. Вместе с тем восточные сказки демонстрируют использование и иных, неправовых, средств нравственно-религиозного свойства: хитрость, смекалку, которые основаны на особенностях нрава и быта народа и других его качествах, позволяющих примирить спорящих, не прибегая к наказанию и принуждению, добиваясь удовлетворения сторон через компромисс.

По материалам Вестника Восстановительной юстиции

РЕГИСТРАЦИЯ НА САЙТЕ

Поиск

Форма входа

Наш опрос

Считаете вы себя счастливым?

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
АНО "СЛУЖБА МЕДИАЦИИ" г.ЛИПЕЦК